“Что же они увидят, глядя на нас?”

Что люди видят, когда встречают нас? Что мы видим сами?

Я бы хотел дать вам небольшой пример миссионерской деятельности. У нас есть маленькое подворье в Нью-Йорке. Оно расположено в очень бедной части города, где проживают в основном испаноговорящие и афроамериканцы – кругом наркотики, алкоголь, бездомные. Я думаю, половина населения района живет на государственные дотации. Для подростков в этом районе родить ребенка лет в четырнадцать-пятнадцать – это предмет особой гордости. Нет, не заботиться об этом ребенке, а просто – родить его. Поэтому среди этого населения не очень многие видят для себя какие-то перспективы в жизни. На каждом втором углу улицы стоит католическая или протестантская церковь, синагога и т. д. – все они пустуют.
Перед нашим домом есть небольшое углубление, которое мы называем колодцем, – оно существует для того, чтобы можно было попасть через него в подвал. Однажды, в середине февраля, шел снег с дождем, было холодно. И вдруг среди мусорных баков, которые мы тоже храним в этом колодце, я услышал шум. Я решил, что, как это часто бывает, какой-то бездомный роется в нашем мусоре и ищет пустые бутылки. Я не против того, чтобы бездомные забирали пустые бутылки, но они обычно всюду разбрасывают попавшийся им под руку мусор, и этого я допустить не хотел. Итак, я открываю дверь и вижу перед собой человека азиатской наружности. Я спрашиваю его:
– Что ты делаешь?
– Простите, пожалуйста, – отвечает он, – я просто ищу что-нибудь поесть.
– Ну, так чего ты роешься в мусоре, пойдем в дом!
– Нет-нет, я не могу, – говорит он, – я весь грязный, и от меня плохо пахнет.
– Пойдем-пойдем, – говорю ему я. В ходе недолгого разговора я ему рассказал, что у нас есть комната, где он может принять душ, переодеться и поесть.
Человек испугался:
– Что тебе от меня надо? Зачем ты все это делаешь?
Я говорю:
– Я не хочу, чтобы ты разбрасывал у меня на пороге мусор, больше ничего.
После того как он поел, я подсел к нему и начал разговор. Он оказался довольно смышленым человеком. Я спросил его:
– Где ты живешь?
– Нигде.
– То есть – нигде?
– Ну, – говорит он, – я по ночам убирал японский ресторан, и они разрешали мне жить у них в подвале.
– Но как ты стал бездомным?
И он рассказал, что он был инженером и приехал из Японии. Сначала дела у него шли очень хорошо, но потом он стал увлекаться наркотиками – кокаин, героин – и вскоре потерял все.
Я предложил ему остаться у нас.
– О, нет, я не могу, – ответил он.
– Но почему?
– Потому что я ищу правды, – сказал человек.
Я говорю:
– Тебе не нужно никуда идти – правда здесь!
– Все так говорят, – ответил он, – я был у католиков, у мормонов, и свидетелей Иеговы, у иудеев, у буддистов. Все они обещают одно и то же, но ничего не дают.
– Хорошо, – говорю я, – но все равно поживи немножко.
И он остался пожить у нас на несколько дней. Мы стали разговаривать. Он жил и жил, потом он крестился, мы его назвали в честь свт. Николая Японского, и сейчас он уже вернулся в Японию и принял там монашество в православном монастыре. Но началось для него все с того, что мы дали ему возможность стать частью общины. Мы позволили ему жить с нами. Он увидел Евангелие прежде, чем он его услышал или прочел.
Вам необходимо это запомнить. Господь Иисус Христос вочеловечился, чтобы мы могли видеть Бога. Мы это забываем. Часто единственный лик Христа, который люди увидят в своей жизни, будет наше лицо. Что же они увидят, глядя на нас?

Схиархимандрит Иоаким Парр ( Joachim Parr)
настоятель монастыря св. пр. Марии Египетской в США (относящегося к Русской православной церкви Московской патриархии)